Что будет после кодирования?

KR1Опасения, что будет после кодирования  вечная тема в беседе с пациентами, собирающимися расставаться с выпивкой, и их родственниками. doctor1Рассказывая про знакомых закодированных, на краски не скупятся: «Он совсем бешенный стал, чуть что  срывается на всех!». И причина этого изменения самочувствия, поведения пациента, по их мнению, какая? Конечно, процедура кодирования! Так ли это?
kodirovka Термин кодирование, впервые введенный врачом А.Р. Довженко, легко прижился и определяет для населения все виды наркологической практики, где используется принцип «выпил‒умер». Как ни пытались эти методы подвергнуть анафеме корифеи наркологии, но ничего из этого не вышло. Население упорно верит в чудо выздоровления за один раз: пошел и купил себе трезвую жизнь на годик, не прилагая собственных усилий. Но может ли кодирование быть решением всей алкогольной проблемы? Конечно, нет.
Нередко врач-нарколог выслушивает жалобы пациентов и их родственников на самочувствие закодированных. Пациенты могут жаловаться на бессоницу, раздражительность, утрату яркости жизни, конфликтность. Появляются проблемы в сердечно-сосудистой, пищеварительной и нервной системах. Утрачивается интерес к половой жизни. При этом причиной изменения самочувствия они уверенно называю процедуру кодирования.
Но кодирование выполняет только часть от необходимого объема работы ‒ создает барьер между пациентом и источником зависимости, а на другие стороны болезни не влияет. Отказ от алкоголя, снятие алкогольного наркоза позволяют пациенту более ясно почувствовать свое тело и впервые обнаружить, что в нем не все в порядке. Большая часть этих проблем со здоровьем как раз и вызвана токсическим действием этанола на весь организм. Многие годы пациенты затравливали себя ядовитым химическим веществом и полагали, что их не коснется ни панкреатит, ни цирроз печени, ни алкогольная кардиомиопатия.
Когда пациент обретает трезвость, ему приходится обратить внимание на неполадки, замаскированные ранее алкогольным обезболиванием. К примеру, один мой пациент через полгода после проведения противоалкогольной терапии заметил боль и онемение в руках и связал эти ощущения с процедурой отнятия алкоголя. Когда он обратился с просьбой нейтрализовать противоалкогольный эффект, я узнал, что пациент работает с виброинструментом и за смену переносит руками пару-тройку тонн металлических деталей. Только мои размышления о том, что именно физическая нагрузка на связки, суставы рук, а также отсутствие виброзащитных средств и профилактики вибрационной болезни привели к ухудшению здоровья убедили пациента в невиновности действий нарколога и необходимости сохранения трезвости.
Часто неполадки, возникшие на первом этапе начала трезвой жизни, касаются психических процессов. Сам пациент, а зачастую и родственники путают причину и следствие. Утрату интереса к жизни, эмоциональную неустойчивость, снижение памяти, замедление мышления, конфликтность и другие неисправности работы головного мозга они относят к «последствиям кодирования», а не к токсическим эффектам самого алкоголя.
Помимо физических и психических пертурбаций закодированный еще и попадает в новый мир отношений с семьей и, как раньше говорили, с трудовым коллективом. Созависимые члены семьи бередят старые раны, продолжая опекать, контролировать жизнь пациента. Старые друзья во дворе, на работе подшучивают, подозревают, подстрекают. Крушение старой картины мира алкоголика и адаптация к новым условиям трезвой жизни ‒ серьезное испытание. Один из моих пациентов, прожив несколько лет трезво, рассказал, что иногда его приглашают школьные друзья на рыбалку. Ну, конечно, они с ухой пьют водку , а мой непьющий пациент как белая ворона только курит и пьет кофе из термоса. На мой вопрос о том, сколько дней в году он бывает на рыбалке с пьющими друзьями и чувствует себя белой вороной и сколько дней в году он чувствует себя комфортно и безопасно с трезвой головой, он ответил : 2 к 363 в пользу трезвости.
Главным последствием запретительной процедуры кодирования является недостаточное лечебное воздействие на важные части алкогольной болезни ‒ на патологические изменения во внутренних органах, на неполадки в психической деятельности и на социальную дезадаптацию. Именно с этим последствием и работает врач-нарколог. Если на выполнение процедуры кодирования врач затрачивает 1‒2% времени лечения, то вот остальные 98% лечения могут длиться многие годы. Как говорил классик отечественной психиатрии С.Г. Жислин, «бросить пить ‒ это не конец, а начало лечения».
Не раскрою секрета, что 95% пациентов, открывающих дверь к кабинет нарколога, пришли «закодироваться», «уколоться», то есть решить все проблемы за пять минут. И в течение беседы врачу удается (или не удается) мотивировать пациента на поддерживающую терапию для того,чтобы оказать полноценное воздействие на все стороны болезни. По большому гамбургскому счету задачей врача является не кодирование, не отнятие алкоголя и закрытие доступа к источнику зависимости. Единственной задачей врача-нарколога является продление жизни пациента и улучшение ее качества, а отказ от алкоголя ‒ лишь условие ее выполнения.
Возвращайтесь в мир здоровых трезвых людей и не бойтесь «последствий»!
 Кодирование Зеленоград, кодирование от алкоголизма Зеленоград, кодирование от наркомании Зеленоград, кодирование Химки, кодирование от алкоголизма Химки, кодирование от наркомании Химки,

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *